Трансформация паллиативной помощи в Москве: нужны медицинские «мощности» и люди

21.01.2020

Почему паллиативную помощь в Москве пока получают меньше половины из тех, кто в ней нуждается, и каковы шансы улучшить этот показатель, обсуждали на ассамблее «Здоровая Москва». Организаторы называют ее основной площадкой для обсуждения цифровизации здравоохранения, новых форм организации медицинской помощи, превентивной медицины.

Всего в Москве нуждаются в паллиативной помощи порядка 81 тыс. человек, сообщила Татьяна Кравченко, главный внештатный специалист по паллиативной помощи Департамента здравоохранения Москвы, на сессии «Московская трансформация паллиативной помощи». Такие данные получены при расчете по методике Всемирной организации здравоохранения и по методике, принятой Минздравом РФ. «Оказана эта паллиативная помощь порядка 43% сейчас… Это не значит, что мы кому-то отказываем. Это значит, что не всех пациентов выявляют, которые потенциально нуждаются в оказании паллиативной помощи», — подчеркнула Кравченко.

Идем к модели хосписа на дому

Паллиативная служба Москвы активно развивается. Центр паллиативной помощи Департамента здравоохранения Москвы совершенствует работу выездной службы. В 2018 году она осуществила более 77 тыс. выездов, а в 2019-м — уже 99 тыс. «У нас создана круглосуточная телефонная поддержка, диспетчерская, которая работает в круглосуточном режиме, — говорит Ариф Ибрагимов, заместитель главного врача по работе с филиалами Центра паллиативной помощи Департамента здравоохранения Москвы. —  С 2018 года активно развивается респираторная поддержка на дому. Мы идем к модели создания хосписа на дому. На конец 2019 года работали 12 выездных служб, а в 2020 планируем открыть еще 6. Это позволит охватить почти всю Москву, в том числе и новые районы».

Не хватает информации

Охват в 43% нуждающихся в паллиативной помощи — это большой прогресс, отмечает, комментируя для АСИ данные Департамента здравоохранения Москвы, Анна Скоробогатова, директор Благотворительного фонда помощи хосписам «Вера».

«Причин, по которым мы пока не можем охватить всех нуждающихся в паллиативной помощи, несколько. Необходимо информировать людей о том, что такая возможность есть. И тут главную роль играют медицинские работники. К сожалению,  не все они обладают полной информацией по вопросам организации паллиативной помощи, — подчеркивает Скоробогатова. — Поэтому одной из наших приоритетных задач является обучение и просвещение медперсонала. Кроме того, нужна широкая поддержка СМИ. К счастью, общество сильно продвинулось в этой области. Например, теперь о концертах в хосписах с удовольствием снимают сюжеты федеральные каналы, а глянцевые журналы печатают интервью со звездами-волонтерами и посланниками фондов».

Паллиативная помощь детям

В Москве всего 77 коек для оказания паллиативной помощи детям, говорит Татьяна Кравченко: 7 — в Филатовской больнице, 40 — в Морозовской, и еще 30 коек — в одном из филиалов Центра паллиативной помощи. При этом кадровые проблемы в сфере детской паллиативной помощи еще острее, чем в отношении взрослых. «Самая большая проблема у нас – это отсутствие кадров, врачей-педиатров, которые хотели бы и могли бы прийти в паллиативную помощь. Нет готовых специалистов, но мы готовы обучить их всему, что знаем и умеем», — подчеркивает Кравченко. Взаимодействие с первичной сетью для своевременного выявления детей, нуждающихся в паллиативной помощи, для передачи под наблюдение, обеспечения всем необходимым на дому, в случае необходимости для госпитализации в стационар — это то, над чем предстоит еще много работать, отмечает эксперт.

Еще одна проблема детской паллиативной помощи в том, что до сих пор нет официально утвержденного перечня факторов, при которых маленький пациент должен получать паллиативную помощь. «Для них критериев пока не существует, — комментирует Анна Скоробогатова. — Неважно обстоят дела с обученностью врачей, недостаточно ясен регламент обеспечения маленьких пациентов оборудованием и другими медицинскими изделиями. Это означает, что работы еще очень много. И для НКО, и для министерств и ведомств, а главное — для врачей».

«Конечно, нужно наращивать медицинские «мощности»: нужно открывать койки сестринского ухода, выездные бригады, укомплектованные профессионалами. Но главное — нужны люди: неравнодушные, сочувствующие, знающие. В некотором смысле — самоотверженные, резюмирует Анна Скоробогатова. — Чтобы помочь кому-то в конце жизни, иметь способность, а, главное, желание облегчить чью-то боль, поддержать, взять за руку, утешить, выслушать, требуются неординарные душевные качества. Плюс знания и профессиональная подготовка».

Источник: https://www.asi.org.ru/news/2020/01/21/transformatsiya/